О 9-м мая и о лжи

Ну не хотим мы самостоятельно думать. Совсем не хотим. Как дети не критично, слепо верим в любую лживую сказку, которая нас хвалит. В сказку, которая нам льстит. В сказку, которая, подчеркивает нашу мнимую исключительность. И с упрямым, отчаянным остервенением за эту ложь держимся.

Это объяснимо. Держаться ведь больше не за что.

Взрослым вроде бы людям практически невозможно признаться самим себе и тем более другим, что они многие десятки лет были обмануты, что они всю свою жизнь прожили во лжи. Признать это — признаться в собственной глупости. А это психологически невозможно. Обрушивается мировоззрение. Обрушивается вся картина мира. 

Это — невыносимо.

И психологически легче с удвоенным рвением продолжать жить в вековой, привычной, уютной, возвеличивающей нас лжи. Даже больше того. Многие в пику реальности начинают чуть ли не обожествлять эту традиционную ложь. 

Да, прямо обожествляют ложь! И совершенно не выносят правды, а также людей, имеющих смелость говорить о горькой и кровавой правде и писать о ней.

Ложь, ставшая «государственнообразующей духовной скрепой», десятков миллионов.

Мифы, сплошные мифы, лживые мифы.

Вся чудовищная история несчастной России подменена тотальной ложью. Эта ложь уже возведена в религиозный некрофильско-милитаристский культ, не подлежащий ни критике, ни даже малейшему сомнению. Возведена в тоталитарный культ. Сомневающиеся автоматически зачисляются во враги, в «фашисты», в «бЕндеровцы», в нелюди…

Не знаю как кому, а мне жить во лжи невыносимо. Мне жить, пусть и сладкой, льстящей ложью — оскорбительно! Просто противно!

Двадцать лет я прожил в СССР. И все эти двадцать лет меня воспитывали во лжи. Все эти двадцать лет из меня делали дурака! И я считаю это самым страшным преступлением коммунистического режима! 

Мало того, что им были физически уничтожены десятки миллионов людей, в том числе моих родных. Он идеологически искалечил сознание и мировоззрение сотен миллионов людей.

Путинский режим реанимировал старую советскую ложь, модернизировал её, приспособил ее под себя, отформатировал ее в соответствии с нынешними реалиями и с собственными интересами и массированно внедряет её в сознание сотен миллионов русскоязычных людей по всему миру.

На старые советские идеологические дрожжи новая пропагандистская доза-деза усваивается многими быстро и легко. Для десятков миллионов старых советских идеологических наркоманов ломка маловыносима. И они снова с радостью хватаются за предложенную путинскую дозу. Не приходя в сознание, не выходя в неуютную, неприглядную реальность, снова окунаются в старую сказку, где они — самые великие, где они — «освободители»…

Не желаю быть в дураках! Не желаю быть в многомиллионном марширующем стаде не желающих и не умеющих думать дураков. Тоталитарная секта, пусть и стосорокамиллионная, всё равно — секта!

Из лжи нужно выбираться. Тем более, если в болоте этой лжи захлебываешься. Да и есть шанс, что ещё кому-то, хоть одному из этой лжи поможешь выбраться. Для этого лжи нужно противостоять публично. Вот и пытаюсь.

Пара очевидных мыслей.

Который год талдычим миф о наших «дедах-освободителях». Подумаем. Попытаемся подумать.

Разве СССР являлся свободной страной?

Многолетний, постоянный, массовый террор. Искусственно устроенный голод с миллионами смертей. Выселение в тайгу и тундру миллионов и миллионов на гибель. Миллионы рабов в ГУЛАГЕ. Посадки за колоски и анекдоты. Работа за трудодни и нищие пайки. У всех отобрана собственность, земля, лошади, молотилки и квартиры. Отобрано всё! Граница на замке. Не выберешься.

То есть СССР — концлагерь. А в концлагере свободных людей не бывает. Всё население концлагеря — заключённые и охранник. Кого могли и те и другие «освободить»?

«Освободители от нацизма». В Третье Рейхе были колхозы? В Третьем Рейхе у всех своих граждан отбирали землю и дома? Нет. Лишь у определенных их категорий. И это чудовищное преступление. Но  что тогда было в СССР?

То есть гитлеровский концлагерь в сравнении с советским концлагерем был даже несколько более либеральным.

Иными словами советско-германская война была войной между двумя концлагерями. Ни о какой борьбе за свободу в такой войне не могло быть и речи. Оба концлагеря пытались расшириться вовне и в перспективе на весь мир. Обоим концлагерям было тесно в Европе. Один из концлагерей — «наш» концлагерь, концлагерь красный, в союзе с западными демократиями уничтожил концлагерь коричневый. И расширил свою лагерную территорию на треть мира.

Теперь о дедах. О миллионах солдат и офицеров советской армии. Организованных, вооружённых, обстрелянных. Они могли бы стать освободителями, если бы в 1945-м после уничтожения гитлеровского концлагеря уничтожили концлагерь сталинский. Если бы раздавили войска НКВД, уничтожили коммунистическую диктатуру, распустили колхозы и ГУЛАГ. Если бы, разгромив чужих палачей, свернули бы шеи палачам своим. «Нашим» палачам.

Но они сдали своё оружие и послушно возвратились в колхозное стойло. Разве свободные люди, люди, любящие свободу, люди ненавидящие рабство, добровольно в рабство возвращаются? Нет. Они даже не попытались. Не попытались стать свободными.

Всю свою жизнь они — «освободители»-заключённые — прожили в нищете и бесправии. Почти все прожили недолго. А на праздничных трибунах почти сплошь стояли румяные тыловики — их охранники с иконостасами орденов.

Про акцию «Бессмертный полк».

9 мая — день скорби. День поминовения. День сожаления о нереализованных надеждах наших предков. День сожаления о их исковерканных судьбах. День Победы без подлинной победы. Какая может быть настоящая победа без настоящего освобождения? День горьких размышлений. День еще более горьких выводов. День памяти. Интимный день.

И этот день наши охранники возрождающегося, обновленного «нашего» концлагеря монополизировали. Превратили его в милитаристский казённый марш-карнавал. Превратили в религиозный, сектантский, лживый культ, не подлежащий малейшему сомнению. На самом деле день памяти они превратили в день выгодной им лжи. То есть зеркально превратили в день беспамятства.

Внутри России этот день используется для милитаризации общества, объединению его вокруг его же палачей. Используется для формирования нового многомиллионного бездумного пушечного мяса, готового слепо воевать и умирать там, где укажут и с теми, на кого укажут. «Фашистов» вокруг путинской России и в мире, если верить путинскому телевизору, — как собак. Только в России борцы с “фашизмом» почему-то слепы. Ведь слеп в России и путинский телевизор.

Вовне России массовые акции «Бессмертного полка», как и сам русский язык, используются как средства мобилизации и организации русскоязычных «полезных идиотов», как орудия гибридной войны с окружающим миром. Как орудия ползучей гибридной агрессии. Как сильнейший фактор влияния на окружающие страны с целью их дестабилизации, раскола, развала. Украина — ярчайший тому пример.

Окружающий мир, похоже, начал осознавать опасность колорадской экспансии. Даже Казахстан и Белоруссия запретили проведение акций «Бессмертного полка» по кремлевскому сценарию. Руководство Казахстана вообще приняло решение изменить свой алфавит, перейдя с кириллицы на латиницу. Так что скоро мы услышим и о казахских «нацистах».

И во всём этом виноват исключительно агрессор, сидящий в Кремле. Как бы он гибридно не прикрывал русским языком и 9-м мая свою агрессию. Горько лишь то, что этого не понимают жертвы чекистских политтехнологов, послушно выходящие в колоннах в этот день.

Леонид ГРИГОРЬЕВ